egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

Category:

Воспоминания американского солдата Франка Кравчука. Часть 1.

С любезного разрешения автора, помещаю его воспоминания в моем переводе на русский.
Оригинал на английском находится здесь: http://franek.webs.com/

Все части: 1-я ; 2-я ; 3-я ; 4-я ; 5-я ;


Воспоминания о моей службе в армии во время ВМВ.

Я был рожден 7 ноября 1925 года в городе Балтимор, штат Мэриленд. Мои родители - эмигранты из Польши, приехавшие в Америку в поисках лучшей жизни. В Польше они были крестьянами, не образованными. В возрасте 6 лет я был направлен на обучение в Польскую Католическую школу, где все преподаватели были монахинями. Это было время разгара Великой Депрессии в США. Мы были очень бедны. Все были бедны. Работы не было. Мой отец был портным и смог найти себе работу. Моя мать мыла полы. В летнее время я, мой брат, моя бабушка и другие польские иммигранты работали на ближайших фермах. Мы собирали горох, клубнику и очищали помидоры от кожуры. Каждый цент был на счету. Мы ночевали в лачугах на камышовых матрассах. Еда готовилась на общей печке, топившейся дровами.

Так продолжалось до 7 декабря 1941 года, когда Япония атаковала Пёрл-Харбор. Америка вступила в войну и рабочие места появились в избытке. Мой отец пошел работать на верфь. Мой брат и я пошли работать на авиационный завод. Мы собирали средние бомбардировщики "Martin B26 Marauder". Я получал 45 центов в час. Мама перестала работать и занималась только домом. Жизнь наладилась. Бензин было трудно достать и на улицах было мало автомобилей. Нам приходилось шагать больше мили до овощного рынка.

Так продолжалось до февраля 1944 года, когда мне исполнилось 18, я был призван в армию. Я прибыл в форт "Джордж Мид" в Мэриленд. И сейчас перед глазами стоит образ моей плачущей матери, провожающей меня в путь. Мой отец отдал мне свою бритву, хотя я еще даже не брился. Я взрослел.

* * *

Я прибыл и был послан на оружейный склад вместе с сотнями других призывников. Нас посадили на автобусы и перевезли в форт "Джордж Мид" в Мэриленд. После прибытия нас накормили и выдали форму. Размера одежды никто не спрашивал. Мы выглядели как куча беженцев-переселенцев. Когда мы выразили сомнение на счет формы, то нам сказали, что мы "врастем" в неё со временем и она нам будет подходить.

В первый же день, я шел по улице, я повстречал другого солдата. Когда я поравнялся с ним он обратился ко мне. Он спросил меня знаю ли я кто он такой. Я ответил ему, что не знаю. Тогда он сообщил мне, что он офицер и, что я должен отдавать ему честь. Я не знал, что сказать и просто уставился на него. Он поинтересовался как долго я в армии. Я ответил: "Около 5 часов." Этого было достаточно и я залетел на наряд по кухне. Никогда еще в жизни я не видел столько картошки и грязной посуды. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. Я там навернул хорошенько картошечки. И мяса тоже. Продажа гражданскому населению была в то время лимитирована.

Через пару дней нас собрали для тестирования на наши способности, которые могли бы поти на пользу армии. И поскольку армия не нуждалась в сборщиках гороха, меня направили в пушечное мясо - пехоту.

* * *

Однажды в начале марта (ред. - 1944) нас построили и загрузили в военный эшелон. Это было мое первое путешествие на поезде, ведь раньше я ни разу не удалялся далее 25 миль от дома. Это было приключение. При посадке мы заметили, что призывники из других призывных пунктов тоже размещаются в поезде. Я оказался рядом с парнем из Огайо. Он стал моим лучшим фронтовым другом. Мы понятия не имели куда нас направят. Поезд постоянно останавливался, чтобы подобрать новых призывников.

Примерно через день, нам приказали высадиться и построиться. Строй осматривался сержантом. Это был деревенщина (ред. - redneck) с красной мордой. Он называл нас "толпой е***ых янки" и заявил, что отныне наши задницы принадлежат ему. Мой приятель прошептал:"Господи! Они убъют нас!" Затем нас повели в казарму, где мы расположились на двуярусных койках. Я - внизу, мой приятель - наверху. Потом - обед. Еда была хорошей. По возвращении в казарму нам объяснили наши обязаннасти. Учили заправлять койку и т.п.

* * *

Через пару дней нас должны были опрашивать и распределять по воинским профессиям, соответствующим нашим качествам. Помня свою ошибку (назвал себя сборщиком гороха) в прошлый раз, я решил сказать, что на гражданке я инсталировал блоки связи на самолеты. Правда, я подзабыл добавить, что едиственное, что я делал - привинчивал к корпусу металлический ящик я до проводов даже не касался. Но следуя дюжей армейской смекалке, они зачислили меня в эксперты по связи. Мне предстояло пройти тренинг по средствам связи. Меня перевели в другую казарму с другими солдатами. Вместе мы составили взвод связи. Я был удивлен встретив моего приятеля в этом же взводе.

* * *

В 05:30 нас разбудил свисток. Мы умылись, заправили койки и проследовали в столовую. После завтрака - построение и перекличка. Затем занятия - по строевой подготовке. Упражнения с винтовкой. Нам запрещалось называть их "стволами" (ред. - gun). Винтовка - есть винтовка. Занятия по сборке-разборке и чистке оружия. Упражнения со штыком, рукопашный бой, гимнастика, фильмы про венерические заболевания дважды в неделю (нам показали эффект гонореи и сифилиса). Армия явно старалась нас кое-чему научить.

Два часа в день - тренировки владения азбукой Морзе, телефонная и радио связь. Постепенно мы становились солдатами. На полигоне мы тренировались в стрельбе. Я выполнил норматив снайпера. Нам давали попробовать также пулеметы, автоматы, гранаты и базуки. Нас предупреждали о змеиной опасности. Нам также выдали пропуск в близлежащий военный город - Макон, штат Джорджия.

В начале мая у нас был выпуск. Теперь, мы - солдаты. Мне присвоили звание рядовой первого класса. Мне выдали сразу пропуск на 1 неделю отпуска и приказ явиться в расположении 99-й пехотной дивизии на базе Макси, штат Техас. Я направился домой. К этому моменту моя форма сидела на мне как влитая и девчонки сходили с ума. Я перестал быть мальчишкой. Да чего там, я даже впервые в жизни сходил на представление в кабаре.

* * *

По пути на базу Макси у меня было представление, что в Техасе все ковбои и скачут по прериям. Примерно как это показано в фильмах. По дороге я впервые увидел горы, это было в Пенсильвании и Западной Вирджинии. Потом я пересек Миссисипи. К большому моему разочарованию, Техас оказался очень похож на юг США. И ни одного ковбоя.

Я рапортовал по прибытии и попытался осмотреться. Меня направили во взвод связи, где я опять встретил своего приятеля! Жизнь на базе мало отличалась от предыдущего места. Те же упражнения в строевой, фильмы о венерических заболеваниях и т.д.

Нам выдали пропуск в город. Однако Парижу (ред. - не тот, что во Франции) нечего было предложить нам. Мы провели много времени в Тексаркана. Во время ВМВ, Америка была очень сплоченной страной. Проявления патриотизма - на каждом шагу. В каждой семью хоть кто-нибудь да и был в армии. Нас таких было 16 миллионов. Нас встречали отлично куда бы мы не пошли. Мы посетили фестиваль дынь, танцы, нас приглашали в дома. За такую Америку стоило воевать. Все были сплочены.

Однажды жарким днем, нашей роте приказали совершить марш-бросок в 25 миль. Впервые я и мой приятель решили ослушаться приказа и пошли на кинофильм вместо марш-броска. По ходу фильма я все время боялся, что нас загребут, а потом расстреляют на закате. Но Бог помог нам и никто не заметил пропажи бойца.

Однажды в сентябре нас всех собрали на базе. Приказ собираться. Все было очень серьезно и строго. Нам было запрещено выходить с базы и нам сообщили, что шпионы есть повсюду. Теперь мы были боевой единицей. Все были взволнованы. Слухи роились в воздухе. В один прекрасный день нас посадили на поезд и направили Бог знает куда.


Продолжение следует: "Европа, а вот и мы!"


Tags: Вторая Мировая война, я помню...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments