egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

214-й гв. стрелковый полк - "Воропоновский"

http://www.russlovo.md/article.php?id=584

72 года за рулём - без единой аварии
Понтонный мост через Дон близ станции Котельниково не справлялся с потоком отступающих частей Красной Армии. На берегу скопилось огромное количество войск и техники, фашисты постоянно бомбили переправу. И тогда Павел предложил: приспособим под плот деревянные ворота из села. Так и сделали. Благополучно переплыли реку сами, и орудия в полном боекомплекте перевезли. Командир похвалил парня: «Молодец, проявил морскую смекалку!»

 

Вообще-то рядовой Лебедев был заряжающим минометного расчета в пехоте. А о море вспомнили потому, что срочную службу он проходил на флоте. Пошел по стопам отца – моряка дальнего плаванья. Родился Лебедев в деревне под Архангельском, на берегу Белого моря. Когда Паше было четырнадцать, многодетная семья перебралась в город Онега. Там подросток поступил в школу ФЗУ и выучился на слесаря-ремонтника лесопильного оборудования. Учился на отлично, назначение получил в автопарк лесопильного завода. Тут ему повезло: появилась возможность пойти на шоферские курсы. Тяга к технике у парнишки была всегда, и он не упустил случай получить редкую по тем временам специальность – машин было еще мало, шоферы, ходившие в скрипучих кожанках, пользовались всеобщим уважением. Сначала водил грузовик, потом возил рабочих на смену и обратно.

В 1936-м Павла призвали на действительную службу и определили на флот, где он снова имел дело с моторами, только на сей раз быстроходных пограничных катеров – морских охотников. Домой вернулся в конце 1940 года, а на фронт попал в январе 1942-го. И сразу угодил в страшную мясорубку под Харьковом. Красная Армия упорно обороняла город, но удержать не смогла. Потом в ожесточенных боях отбила у фашистов – как оказалось, ненадолго.

В первый период войны сил у советских войск было недостаточно, а немецкая военная машина не успела растерять своей мощи. Харьков пришлось оставить вторично, и началось долгое тяжелое отступление – почти до Сталинграда. Под обстрелами и бомбежками тащил парень шестнадцатикилограммовый минометный ствол. Полк, где служил Лебедев, четырежды попадал в окружение, и все же, хоть и со значительными потерями, сумел выйти к своим.

Потом была та самая переправа через Дон, где Павел впервые отличился. После нее заняли оборону в селе Ивановка, южнее Сталинграда. Там стояли несколько месяцев. Боеприпасы им по воде привозили с другого берега Волги, и бойцы по ночам пешком (транспорта, кроме двух-трех лошадей, не было) за семь километров приносили ящики с минами на себе.

20 ноября пошли в наступление, и вскоре их 64-я армия под командованием генерала М. Шумилова соединилась с 62-й армией В. Чуйкова. Кольцо окружения сомкнулось. Павел Федорович вспоминает: наступали очень быстро, советское командование сосредоточило на направлении главного удара несметное число орудий, «Катюш», мощнейших реактивных установок, прозванных «Ванюшами», массу авиации. Фашисты отчаянно пытались вырваться из кольца, но не тут-то было. И все же стратегический объект – узловую станцию Воропоново, километрах в двадцати от Сталинграда, – нашим частям пришлось штурмовать дважды. Их 214-й стрелковый полк при этом так отличился, что получил имя «Воропоновский».

2 февраля с боями взяли Сталинградский железнодорожный вокзал. Город лежал в руинах, повсюду валялась брошенная немцами техника. Командир батальона, узнав, что Лебедев в прошлом шофер, поручил найти для себя автомобиль. Подходящий, хоть и разбитый, «Опель» отыскался поблизости от того самого универмага, в подвале которого помещался штаб Паулюса. Уже объявивший о капитуляции, он желал сдаться только самому старшему по званию командиру. Пока ждали приезда генералов, вокруг здания универмага выставили оцепление. И все же Павлу удалось одним глазком поглядеть, как пленного фельдмаршала под конвоем сажали в машину.

Найденную легковушку Павел Федорович быстро привел в порядок. И снова сел за руль, с которым не расставался потом почти шесть десятилетий. До конца войны сменил Лебедев машин пятнадцать, и все немецкие. Так что с иномарками, нынче вызывающими у нас такой пиетет, близко познакомился еще в те далекие годы. Правда, командира доводилось возить в основном, когда стояли в обороне. А в остальное время нужно было и продукты на кухню доставлять, и лекарства в санчасть, и готовую еду на передовую. И даже чаще, чем машиной, пользовался Павел мотоциклом, с которым крепко подружился еще до войны. Порой приходилось попадать в такие передряги, что выручало только чудо. К примеру, на Курской дуге, под Белгородом, немцы двинули на наши части лавину танков, потери у советской стороны были огромные. Два батальона полка занимали узкую прогалину между двумя лесными массивами. Сразу удалось подбить около 30 фашистских бронемашин, но вскоре они подтянули подкрепление и опять стали «утюжить» советских бойцов. Из 450 человек личного состава в живых осталась треть. И только когда подошла наша тяжелая артиллерия, вражеские танки были остановлены. Но Лебедеву, спасаясь от гибели, пришлось вместе с мотоциклом прыгать с такого крутого обрыва, что нынешние байкеры умерли бы от зависти. Тогда же спас он жизнь командиру: машина попала под страшный обстрел, в ней вылетели все стекла, и водитель, и пассажир были ранены, но Павел сумел увести автомобиль из-под огня. Это, кстати, было уже второе его ранение – первое случилось под Сталинградом, а всего осколки доставали парня трижды. Но всякий раз, к счастью, раны оказывались неглубокими, и ложиться в госпиталь не было нужды: хватало перевязки в полевом медсанбате.


После Курской битвы фронтовая дорога вновь привела Павла Федоровича к Харькову, но тут уже город взяли сходу. Потом были Полтава, Кировоград – и вот уже полк вышел на территорию Молдавии к селам Малаешты и Красная Горка на Левобережье Днестра. В районе Гура Быкулуй форсировали реку, затем вернулись на левый берег – и опять форсировали.

Этапы боевого пути Лебедева – Ясско-Кишиневская операция, дорога через Каушаны, Чимишлию, Болград, Измаил, переправа через Дунай (всего до конца войны пришлось переплывать его четырежды, не зря 73-й гвардейской краснознаменной стрелковой дивизии присвоили наименование Сталинградско-Дунайской!), Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия. День Победы встретил в Австрии, в городе Грац.

Оттуда часть своим ходом перебросили в Румынию, на берег Дуная в Турна-Северин. Там через полгода, в конце 45-го, Лебедев демобилизовался. На базе их дивизии сформировали колонну из 42 грузовиков для народного хозяйства Молдавии. В числе тех, кто перегонял машины через Прут, был и Павел Федорович. Так он вновь попал в края, которые с боями довелось освобождать, и остался здесь навсегда. Тридцать лет на большегрузном автомобиле, сначала с одним прицепом, а потом с двумя возил по всей республике стройматериалы. Выйдя на пенсию, не оставлял баранку еще больше двух десятилетий. А общий шоферский стаж Лебедева – 72 года. И – ни одной аварии, о чем свидетельствуют почетные знаки «Мастер безаварийного движения» и «Лучший водитель Кишинева». Павел Федорович ценит их наравне с фронтовыми наградами: медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орденом Красной Звезды. Лебедев был в числе тех участников Сталинградской битвы, кого на этой неделе чествовали в Посольстве Российской Федерации в Молдове. И хотя ветерану уже за девяносто, он до сих пор бодр. Говорит, что и сейчас с удовольствием сел бы за руль, только вот реакция уже не та, да и движение сегодня слишком интенсивное. А вот пешком Павел Федорович ходит с удовольствием. Здоровья ему и долгих лет!


 

Tags: Вторая Мировая война, дедовские однополчане
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments