?

Log in

No account? Create an account

Егорка · Датский


November 10th, 2008

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
http://www.russlovo.md/article.php?id=584

72 года за рулём - без единой аварии
Понтонный мост через Дон близ станции Котельниково не справлялся с потоком отступающих частей Красной Армии. На берегу скопилось огромное количество войск и техники, фашисты постоянно бомбили переправу. И тогда Павел предложил: приспособим под плот деревянные ворота из села. Так и сделали. Благополучно переплыли реку сами, и орудия в полном боекомплекте перевезли. Командир похвалил парня: «Молодец, проявил морскую смекалку!»

 


* * *
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=7408

Давиденко Василий Иванович
19. 6. 1915 - 15. 4. 2002
Герой Советского Союза

Командир 73-й гв. ст. дивизииCollapse )
73-я Гвардейская стрелковая дивизия
Ведет свою историю от 38-й стрелковой дивизии (2-го формирования), которая 1 марта 1943 года была преобразована в 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию.
Полки дивизии, принимавшие участие в Сталинградской битве, удостоены почетных наименований:
  • 209-й гв. стрелковый полк - "Абганеровский",
  • 211-й гв. стрелковый полк - "Басаргинский",
  • 214-й гв. стрелковый полк - "Воропоновский",
  • 153-й гв. артиллерийский полк - "Уразовский".

=========================================
ДОБАВЛЕНИЕ
http://www.agidel.ru/?param1=16453&tab=6

Парламентёр из Зилаира.
В одном из нынешних номеров общероссийская газета «Ветеран» (март, № 9) опубликовала такую информацию: в Москве с нового года монетизация льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг приостановлена. Руководство города в этом вопросе прислушалось к мнению москвичей. Так заявил мэр Лужков на очередной встрече с ветеранской общественностью столицы. Такие встречи по традиции бывают ежегодно. Но что меня более всего заинтересовало — с инициативой об отмене монетизации льгот выступили председатель Московского городского совета ветеранов, дважды Герой Социалистического Труда В. И. Долгих и председатель московского комитета ветеранов войны генерал И. А. Слухай. Иван Андреевич — наш земляк, зилаирский. Мне довелось с ним неоднократно встречаться. А нашел я его, разыскивая другого генерала.

После выхода на пенсию в 1982 году часто бывал в Москве. Однажды в зале славы музея Великой Отечественной войны, где перечислены имена всех Героев Советского Союза, глазами отыскивал фамилию Назимок. Это мой командир минометной батареи. После окончания войны наш зенитный артиллерийский полк передали из 23-го танкового гвардейского корпуса в 70-ю гвардейскую стрелковую дивизию и перебросили ее из Вены в город Станислав (Западная Украина), ныне Иванофранковск. Там еще активно, нахально действовали бандеровцы. В ночь на 7 ноября 1945 года сожгли лесопильный завод и ометы сена, приготовленного для конного парка дивизии, укатили 45-миллиметровую пушку (правда, бросили ее в лесу). У города Стрый взорвали скважины по добыче газа. Пожар длился несколько недель. Вечером громодяне изберут председателя сельской рады, а к утру он на виселице. В зиму 1945 — 1946 годов в Карпатах во многих селениях, можно сказать, не было Советской власти. Вот нас, обстрелянных фронтовиков, и переквалифицировали в минометчиков — совершать походы по лесам и горам и, по агентурным данным, вести огонь по бендеровцам. Командовал батареей гвардии капитан Иван Назимок. Звание Героя он получил за форсирование Днепра. Мы были с ним одногодки. В Карпатах хлебнули лиха. Вот его-то я и разыскивал.

В национальной библиотеке нашел книгу, изданную в Барнауле, где рассказывалось об алтайских генералах, в том числе о И. Назимке. Он окончил академию, а где живет-служит? Решил узнать в московском совете ветеранов. И познакомился с Иваном Андреевичем Слухаем, что оказалось тоже очень интересным. Родился он в селе Успенка Зилаирского района, а мне в этом районе довелось работать девять лет секретарем райкома партии. Знал его родственников — двоюродного брата учителя Дмитрия Павленко и других. Припомнилось неказистое здание семилетней школы, которую Иван Андреевич окончил до войны. Словом, приятная была встреча в московском комитете ветеранов войны. Референт Абламонов дал мне полистать «досье» земляка. И вот одна из статей, опубликованная в газете «Красная звезда».
    «Это было в 44-м году. На плечах у отступавшего врага наши войска ворвались в город Белград.

    Фашисты, понимая обреченность, дрались с особой жестокостью и упорством. Белграду грозило полное разорение. Чтобы предотвратить его, советское командование предприняло ряд мер. В уличных боях с нашей стороны не применялась тяжелая артиллерия. В освобожденных кварталах сразу начинали работать саперы, снимавшие фашистские фугасы и мины. Была предпринята попытка предложить врагу капитуляцию.

    На одном из участков фронта наши солдаты взяли в плен фашистского офицера-сапера, который хорошо знал командующего обороны немцев в Белграде. Попав в плен и реально оценив обстановку, фашист согласился написать этому генералу личное письмо. В нем он советовал принять предложение о капитуляции и сообщал, что советское командование соблюдает в отношении пленных международные нормы. Когда письмо было написано, встал вопрос о том, как его передать по назначению.

    И тогда командир 73 гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор С. Козак вызвал к себе комсорга 214-го гвардейского Воропоновского стрелкового полка лейтенанта Слухая. Такой выбор был далеко не случайным. Генерал хорошо знал вожака комсомольцев: смелого, решительного и дисциплинированного офицера. Только такой человек, по его мнению, мог стать парламентером.

    В штабе дивизии Слухаю объяснили задачу и вручили запечатанный конверт.

    Задача казалась предельно ясной, а вот с чего начать ее выполнение? Конечно, прежде всего нужно было появиться с белым флагом в руках на виду у фашистов. Но как это сделать? Фронт проходил вдоль улицы. В домах на одной стороне — фашисты, на другой — наши. Окна и дверные проемы наглухо заложены мешками с песком, а сквозь небольшие амбразуры на улицу выглядывали стволы автоматов и пулеметов.

    Несколько попыток разобрать дверные укрытия не дали результатов. Едва заметив движение, фашисты начинали бешеную стрельбу. Не помогали и обращения через громкоговоритель. Вражеский огонь только усиливался.

    И тогда Слухай принял смелое решение. Развернув белый флаг, он вышел на перекресток. Дерзость парламентера произвела на фашистов впечатление. Выстрелы прекратились. Только одна пулеметная очередь запоздало прогремела в наступившей тишине. Пули просвистели высоко над головой. Нет, стрелок не ошибся. Специально метил выше. Очень уж хотелось фашистам, чтобы советский офицер дрогнул. Но Слухай стоял, высоко держа белый флаг. И пулемет больше не стрелял.

    Через минуту на перекресток с немецкой стороны вышли три офицера. Слухай в сопровождении двух военнопленных (один из них говорил по-русски) направился к ним через линию фронта.

    — Что вам нужно? — спросил один офицер Слухая.

    — У меня письмо к вашему командующему.

    Посоветовавшись, офицеры приняли пакет. В это же время из дома вышли солдаты и установили на панели пулемет.

    — Русский капут, — сказал один из пулеметчиков громко. Слухай повернулся и двинулся в свое расположение.

    Он шел твердым шагом, и удары сапог по брусчатке звонко разносились в тишине улицы. Он шел и каждым нервом, каждой клеточкой кожи ощущал, как в его спину уставился холодный «взгляд» вражеского пулемета. Он шел, хотя хотелось рвануть и побежать, хотя хотелось упасть и прижаться к холодным камням, как уже не раз прижимался к ним в бою, в минуты бомбежек и обстрелов. Однако позволить себе этого Слухай не мог.

    Так он дошел до угла. Осталось сделать только один шаг, чтобы очутиться в укрытии. И вот в этот момент прогремели три пулеметные очереди.

    Первая прошла над головой, и пули с металлическим визгом ввинтились в хмурое небо. Вторая ударила по камням мостовой. Пули третьей пронзили сборки полевой гимнастерки, обожгли, опалили тело.

    Корреспондент спросил парламентера: «Был ли смысл в тех условиях посылать к фашистам парламентера?».

    — Конечно, — ответил Иван Андреевич, — смысл был. Уже вечером со стороны врага к нам перебежало больше роты солдат. Улицу, которую мы днем не могли перейти с боем, ночью удалось взять без выстрелов».
Когда война закончилась, нашему земляку был 21 год. Служил в войсках противовоздушной обороны в качестве заместителя командира дивизиона, полка, командиром полка. Окончил Военно-политическую академию имени Ленина, работал в политическом управлении войск ПВО, главном политическом управлении. Последние 15 лет из 45 календарных занимался вопросами ракетно-космической обороны, был заместителем командующего ракетными войсками стратегического назначения. Написал книгу: «Ракеты и традиции». В мирное время награжден орденами: «За службу в Вооруженных силах» и «Дружба народов». А всего у него восемь орденов.

На встрече в мэрии с предложением о монетизации льгот Иван Андреевич выступил от имени 150 тысяч участников Великой Отечественной, ветеранов военной службы и локальных войн, выступил, можно сказать, как парламентер. Он рассказал, как ветераны, несмотря на возраст и недуги, организуют различные мероприятия в канун 65-летия Великой Победы, посещают школы, сопровождают ребят в поездках по памятным местам. В 2007 году было проведено 36 крупных мероприятий, в прошлом году — 42.

Мэр Ю. М. Лужков выразил благодарность ветеранам за активное участие в общественной жизни города, за помощь властям в решении хозяйственных и социальных проблем, патриотическом воспитании молодежи. Мэр сказал, что в столице сохраняются все виды льгот, несмотря на кризис, поддержка ветеранских организаций будет продолжена согласно комплексной программе.

Ту же Успенскую семилетку после войны окончил известный поэт Валентин Сорокин — лауреат трех престижных литературных премий. Это высокая плотность для появления на свет божий незаурядных людей — генерала и поэта. В Успенке и было-то чуть больше 30 дворов колхозников. Теперь этого хутора нет. Исчез в пучине укрупнения «неперспективных» селений. Да и не только он, а еще несколько других в тех же местах.

Валентин Сорокин, вспоминая малую родину, оттенил и это явление в своих стихотворных строчках:

    Отцвели гармошки на коленках,
    Ленты отшумели у невест.
    Ивашла, Успенка и Павленка —
    На холме обуглившийся крест.

    Виктор ОБЪЕДКОВ, ветеран войны и труда.
    15.10.09
* * *
* * *
Вспомнилось про сбытие мечт и реализацию сказочной реальности...
Был у меня коллега француз. Уволился, уехал домой. Позднее узнал, что он унаследовал от тётушки состояние. Ура! 
Но, если бы на этом история заканчивалась, то это было бы черезчур банально.
Так вот он не только "миллион" получил от тёти, а ещё и магазинчик торгующий шоколадом! Ммммм...
Вот уж "дриим ком тру"! :о)
* * *

Previous Day · Next Day