egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

Климов Юрий Васильевич. Воспоминания. №1.

Мой дед, Климов Юрий Васильевич (1922-2002), оставил 3 тома воспоминаний о своей жизни. Всего, наверно, страниц 1500 формата А4. Плюс много фотографий. Воспоминания моего прадеда (отца моего деда) - Климова Василия Михайловича (1891-1978) - вот здесь.

Ничем очень уж особым для жизни страны он не отличился, но думаю что, возможно, кому-то будет интересно. Тем более, что я буду таким образом переводить написанное в цифровой формат, в чем вижу свою моральную ответственность перед своими потомками. Собственно я буду перепечатывать помаленьку рукопись. Медленно. Урывками. Возможно, помимо моих потомков эти воспоминания будут интересны еще кому-то и смогут немного рассказать о жизни и быте былых лет. Если у кого есть терпение читать... так что на свой страх и риск...

Все опубликованные части:
1-я ; 2-я ; 3-я ; 4-я ; 5-я ; 6-я ; 7-я ; 8-я ; 9-я ; 10-я ; 11-я ; 12-я ; 13-я ; 14-я ; 15-я ;
16-я ; 17-я ; 18-я ; 19-я ; 20-я ; 21-я ; 22-я ; 23-я ; 24-я ; 25-я ; 26-я ; 27-я ; 28-я ;

 
 


[ том 1, содержание ]

«МОИ ГОДА - МОЕ БОГАТСТВО» [ 1 ]

  • Оглавление том (смотри: 1995 года)
  • Вехи моей жизни (кратко авто)
  • Россия, Черное море, Геленжик,
  • Одесса - жемчужина у моря!
  • Ленинград, Прикарпатье, Кавказ
  • (Теверда, Домбай, Железноводск,
  • Коктебель, Клухорский перевал, [ ???? ], Красноярск
  • (фото-иллюстрации-автора)

«Том-книга первая (страницы из семейного альбома»
  • страницы от 1 до 47 «Здравствуй, Одесса»
  • от 47й до 69й = В семье Ольги Голен =
  • от страницы 69й = 16 октября 1941 г. =
  • страница 82 = Транснистрия =
  • страница 82 до 129й = 10е апреля 1944г. день священный для меня и одесситов!
  • стр. 129 до 151 = В тумане скрылась милая Одесса =
  • стр. 129 до 189 = Я освобождаю Европу =
  • стр. 189 до 213 = Старший сержант Мохачева =
  • стр. 213 до 216 = Я принимаю бои под Будапештом =
  • стр. 216 до 233 = Победа! Ура! 9 Мая, гор. Веспрем! =
  • стр. 233 до 242 = Чепель - про. предместье Будапешта =
  • стр. 242 до стр.251 = Здравствуй, мама: Это я! =
  • стр. 251 до стр. 266 = МИИЗ, где я получил высшее образование. =
  • стр. 266 до стр. 286 до 294 = Москва, Манежная 7, министерство совхозов РСФСР. Начало моего трудового пути. =
  • стр. 294 до стр.304 = Алтайская и Иркутская целина =




Ю.Климов

СТРАНИЦЫ ИЗ СЕМЕЙНОГО
АЛЬБОМА





книга первая




Москва 1986г.


[ том 1, лист 1 ]

Вместо пролога.

После долгих раздумий и колебаний я взял перо и бумагу, нагрузил в рюкзак свои дневники, которые начал писать в достаточно зрелом возрасте, положил туда же некоторые документы и материалы из семейного альбома, вырезки из газет и журналов и повез с собой на "Солнечную поляну".

Дни в ноябре короткие, а ночи длинные и это подсказало мне - самое время заняться осмыслением прожитого времени.

Сегодня идет третий день встречи президента США Рейгана с генеральным секретарем ЦК КПСС Горбачевым М.С. в Женеве. Эту встречу ждали и надеятся многие люди на земле на ее благополучный исход для судеб мира. Я не претендую на то, что мои записи будут читать кто-либо. Они, видимо, не представляют интереса для других, кроме, может быть, родственников. Мне бы хотелось оставить воспоминания о лично мною пережитом, увиденном или о событиях, как-то затронувших меня на жизненном пути. Еще: о корнях рода Климовых, разве это не интересно для продолжателей гениалогического древа? Я постараюсь быть объективным и правдивым в своих воспоминаниях.

А еще: как писать? Хронологично вряд ли будет интересно. Повесть? Нет, просто записки от первого лица. Художественно писать - нет таланта писателя, а писать хочется, надо! Я остаюсь связующим звеном между 19 и 21 веками! И так, я берусь писать, хватит ли сил и здоровья, а также последовательности в своем предприятии? Время покажет. Никогда я прежде книг не писал, для меня это дело новое. Поэтому тех, кто читает эти строки, прошу не судить строго, если мой рассказ покажется "чепухой на постном масле". Но в чем читатель может не сомневаться, так это в искренности каждой строки, потому что это все написано от сердца.

Расшифровка к фото Юдинской сред. школы от 16.VI.1940 г.
1. -
2. -
3. Кулинич - будущий юрист
4. Збышевский
5. -
6. Барман [ ???? ]
7. -
8. учитель географии - Грибин М.Г.
9. Гутько Нина - врачиха в г.Ленинграде.
10. Климов Юрий В. [ сам автор мемуаров ]
11. Сафронов Николай
12. Картова Кла [ ???? ] - будущий судья в г.Кургане.
12б. Гусевский Борис - погиб в Брестской крепости в 1941г. [ 2 ]
13. учительница
14. Миков Толя - мой лучший друг - погиб зимой 1942 г. под Тулой будучи сбитым на своем штурмовике ИЛ-2 в воздушном бою. [ 3 ]
15. -
16. -
17. учительница
18. Лебедева Фаина
19. Сергей из Рынок, где я охотился после войны, будучи студентом МИИЗа.
20. -
21. -
22. -
23. -
24. -
25. Зауч школы, мой отец - Климов В.М.
26. Тася
P.S. Как время меняет человека! Уже забыл многих имена...


Я забрасываю свой черный чемодан с висячим замком на верхнюю полку битком набитого вагона поезда Иркутск - Челябинск и выскакиваю на перон ст. Петухово и снова целую в последний раз своих родителей, жму руку своему другу Толику. Поезд трогается, я вскакиваю на подножку вагона и машу рукой. Мама и папа машут мне в ответ. Слез нет. Впереди целая жизнь и железнодорожная колея - начало моей самостоятельности. Вот я и вылетел из родительского гнезда!

Стою в тамбуре у окна. Вот пробегают за окном элеватор, клуб завода, заводские корпуса самого завода с чугунноплавильной вагранкой, затем переезд и поезд, набирая скорость, уже несется полями и степными перелесками к Челябинску. Мне здесь все знакомо, каждый колок, болото и озера! Сколько раз буду я вспоминать эти родные мне места! Вот проскакивает за окном железнодорожная казарма разъезда Пьянково с маяком-прожектором [ том 1, лист 4 ] служившим навигатором на трассах авиалиний тех времен.

Я забираюсь на свою верхнюю полку под самым потолком вагона и мысленно переношусь в суматоху последних дней перед отъездом. Вот получен аттестат об окончании 10 классов Петуховской средней школы, выпускной вечер в школе с танцами под гармошку и патефон, пикник-мальчишник за озером в лесу, в кругу школьных друзей: Борьки Гусевском, Тольки и др. ребят. Жаркое лето, запах степной полыни. Зной, купание в котловане на окраине, провинциальная тишина в заштатном райцентре Петухово (небольшой станции в западной Сибири, на трансибирской ж.д. магистрали).  Тишина  то тишина, но в мире идет война. Фашистская Германия прибрала к рукам Австрию, Польшу, воюет во Франции. Каждый день радио и газеты приносят вести о победах немцев на полях сражений. Но все это как-то далеко и вроде бы не касается тебя. Но победы немцев удивляют и заставляют невольно уважать их способности и силу. Фашистская идеология как-то еще не воспринимается по настоящему. Не доходит до сознания так, как это будет потом.

[ том 1, лист 5 ] Не в пример моим сверстникам, военная карьера меня не волнует, я освобожден от воинской службы начисто из-за незрячего левого глаза, который был поврежден в детстве выстрелом из лука. У меня в кармане "белый билет". А школьные друзья ждут призыва в армию. Толя Миков, так же как и я, мечтает о море и определяется подать свои документы в военно-морское училище. Я решил посвятить себя геологии или радиоделу. Подаю заявление и пишу письма сразу в несколько институтов: в Ленинградский горный, в Одесский радиотехнический и Московский геодезический. От всех пришел быстро только из Одессы и я посылаю туда документы. Толя Миков - тоже в Одессу (времяя уже мало до вступительных экзаменов - был июль месяц) предполагая, что в Одессе наверняка есть военно-морское училище (или вообще мореходное). Когда мне пришел вызов из Одессы радости не было границ. Я еду в Одессу! Толе вызова нет и документы не возвращаются. Забегая вперед скажу, что он так и не дождался ни вызова, ни возврата документов. Поскольку ему еще не было 19 лет, он не призывался в 1940 году и устроился в Петуховскую школу физруком. А физкультурник он был отменный. Футболист, волейболист, на турнике и на кольцах - большой мастер, а еще партерная гимнастика. Все, что можно было в условиях Петухово, - он не упустил. (Не то, что я!)

[ том 1, лист 6 ] В это время я увлекался лыжами, волейболом, велосипедом. С большим желанием и прилежанием занимался в школе стрелковым спортом в кружках, значкистом [ ? ] БГТО и ПВХО. Особенно радостно мне было, когда я получил значок "Юный Ворошиловский стрелок", выполнив разрядную норму в стрельбе из мелкокалиберной винтовки. Настоящей страстью у меня было техническое моделирование и технические поделки. Пороховые ракеты, фюзеляжные модели самолетов, воздушные шары - монгольфьеры, - все это было в 7-10 классах. Еще раньше - педальные автомобили. Очень любил охотится с ружьем. Да и все петуховские ребята были заядлыми охотниками и собачниками. Когда я был в 5 классе отец купил ружье, т.к. его коллеги по школе тоже увлекались охотой в свободное время. Но отец не был хотником и ружье перешло в мое практическое пользование. Это была тульская одностволка 16 калибра. Бой у нее был неважный, но мне это не мешало. Я частенько ходил с ребятами весной и осенью на охоту на ближайшие озера и приносил 2-3 утки домой. ( -Х- ) Увлекался фотографированием и поделкой фотоаппратуры (фотоувеличитель, ящик для проявления и даже самодельный ФЭД). Вначале отец купил фотоаппарат у преподавателя школы Василевского за 20 рублей фирмы "Кодак". Простой ящик с одной линзой. Но он научил меня работать. Потом уже позднее купил себе за 160 рублей "Туриста" (4,5х6). Все это мне пригодилось в последствии в жизни.
( -Х- ) [ том 1, лист 5 оборот ]
Озер в Петуховском районе было великое множество и все они были полны рыбой и дичью (исключая соленые). Ближайшие к Петухову были наши охотничьими угодьями. Озеро "Ганькино"  - ближе всех и доступнее. Оно расположено сразу за переездом в Петушки. Это даже не озеро, а осоповое [ ? ] болото, которое летом пересыхало, а весной было с водой. Вот туда и ходили стрелять в братьями Горлановыми. Основными озерами были Пыжово и Доможирово. Это пресные и заросшие камышом и изобиловали рыбой и утками. Совсем рядом с Петуховом, по обе его стороны , располагались озера "Шустиково" и "Петухово". Иногда они были столь многоводными, что вот-вот могли слиться в одно озеро, а иногда высыхали полностью и тогда жителям Петухово приходилось очень плохо с водой для питья и водопоем для коров. Тогда вынуждены были возить воду  из озера "Доможирово"  (в 5 км), в нем под мохом [ ? ] еще сохранялась пресная вода, пригодная для пищевых нужд. Позднее, после войны, провели водопровод из Тобола (а может из Ишима).

[ том 1, лист 7 ] Сейчас я достал из своего архива школьный альбом, который я вел в 9-10 классе и сохранившийся до сих пор благодаря стараниям мамы. В этом альбоме мои школьные коллеги товарищи, по тогдашней Петуховской моде, писали в альбомы свои собственные сочиненные стихи. На последней странице альбома с датой 12 июля 1940 г. Толя Миков, мой самый близкий товарищ и друг, посвятил стихотворение:
...Я не прозак, не поэт.
Писать красиво не умею,
Поэтому за мой тебе совет
ты извини меня, я написать посмею...


Другу

Юрий, друг мой дорогой!
Даю совет тебе благой:
Учись прилежно, не будь невеждой.
Будь первым всюду и знаний груду приобрети.

Будь аккуратен, чистоплотен;
Будь смел в делах и расторопен;
Будь вежлив всюду и со всеми -
Легко снесешь ты жизни бремя.

Пусть верный дружеский тебе совет,
Может ты его сочтешь неверным,
оставит в сердце неглубокий след
Ты не считай меня таким уж скверным!

[ том 1, лист 8 ] Я завидовал Толе за его ловкость, уменье обходиться с девушками, его осанке спортсмена, красивой фигуре и уму. Уже в 9-10 классе, когда у ребят появляется тяготениек общению с девчатами, ухаживанию за нимивстречам на танцах и кино, он умел это делать ловко и безотказно. Он умел одеваться модно по тому времени, был красив на лицо (хотя весной у него ярко проявлялись веснушки) и ухаживал за самыми красивыми девчатами. Я так не умел и не смел. Я откровенно завидовал ему в этом. Его прическа с "чубчиком кучерявым" сводила с ума девушек. Он был неотразим в своих ухаживаниях за ними. Танцор был отменный, выбирал себе партнершу на выбор самую лучшую в клубе завода или "железке" (так мы называли клуб железнодорожников при станции) или в сельхозтехникуме. Я тоже ходил на танцы. Научила меня танцевать Нина Гудько, самая бойкая разбитная девчонка в нашем классе. Жила она на Чапаевке и считалась приезжей с Украины, жила с матерью, без отца. Танцевали фокстроты, танго, вальсы. Ее школы хватило на всю мою жизнь. Это не были специальные курсы, а просто в школе, на переменых между уроками. Как-то просто, без всяких условностей, играючи, между беготней. Девчата были уже развиты и танцевали между собой в классе на переменах. Если, кто-то научился новому, то это [ том 1, лист 9 ] сразу разучивалось всеми в классе. Нас, ребят, они просто хватали между беготней и заставляли с ними танцевать. Я был робок и застенчив в этих делах. Но все же к 10 классу уже танцевал сносно и охотно. Это тоже своего рода увлечение. Из симпатий юности вспоминается Клава Чемоданова, которая училась вместе с Таней [ родная сестра автора мемуаров ] в 6 классе. Как подруга сестры она бывала у нас дома и мы разговаривали, шутили. Почему-то она мне нравилась и я ей делал всякие знаки внимания. Летом, катаясь на велосипеде, старался ее подвезти или прокатить по городу. В наше время было и такое. Она садилась на раму велосипеда около руля и было очень приятно так ехать и болтать бог весть о чем. Потом она уехала вместе с родителями в другой город и я скучал по ней. Помню очень радовался ее письму, в котором она целовала меня заочно. А при нашей дружбе я даже не смел ее поцеловать ни разу! Стеснялся! Вообще в школе, учась в 5-7 классах, я мучался от того, что краснел у доски независимо от того, знал ли я урок или нет. Краснея как рак, особенно в начале ответа у доски, я краснел еще больше от сознания, что я красный и стою на виду у всего класса. Со временем это прошло, но уже позднее, когда я учился в институте. [ том 1, лист 10 ] Особенно трудно приходилось на уроках, которые вел отец (математика, геометрия, тригонометрия, химия в старших классах). Перед лицом всего класса он досконально выматывал из меня знание теоремы или химические формулыи без всякой скидки, часто занижая оценку, ставил запись в журнале "плохо" ил "посредственно", сопровождая ехидными замечаниями по моему адресу для всеобщей радости и смеха учащихся в классе.

Из других учителей запомнился Мих. Георгиевич Грибин - учитель географии. Этот учитель был очень требователен, знал всех учащихся, кто кто чем дышит, знал возможности и способности каждого ученика, умел и находил время поговорить  о всем по ходу экономической географии, больше чем это было в учебнике. Уорк начинался сразу при вхлде его в класс. Он еще не раскрыл журнала, а уже приметив кого-либо из разговаривавших в классе вызывал к доске для ответа. Шум прекращался мгновенно, все впивались в учебник восстанавливая в памяти домашнее задание. Никто не был гарантирован, что его не вызовут к доске. Даже имея несколько оценок в журнале, он часто прибегал к повторному вызову на следующем уроке. Если ученик начинал обстоятельно [ том 1, лист 11 ] отвечать со знанием дисциплины, он тутже прекращал его ответ и отсылал за парту. Вызывал не мешкая другого. Таким беглым допросом в течение 5-10 минут на каждом уроке он воспитал во всех систематическую подготовку к каждому уроку. Только после этого он переходил к изложению нового материала.

* * *
А поезд все дальше и дальше мчал меня на запад. Уже проехали Макушино, где паровозы меняли бригаду, заправляли тендер [ ? ] углем и водой. Ночью проехали Курган, а к утру был уже в Челябинске. Здесь предстояла пересадка на поезд, который шел до Харькова. Без особых трудностей я закомпостировал билет и сел на плацкартное место у окна, как заправский пассажир. В поездках, в которых мне доводилось и раньше бывать , я любил смотреть в окно идущего поезда. Меня интересовало все: природа, люди, техника. Это познание мира своими глазами. В те времена кино кино было большим событием. Новый фильм (их выпускали 3-4 в год) смотрели по многу раз. Радио и книги в библиотеке - основа познания мира, доступное для всех.

[ том 1, лист 12 ] Я смотрел в окно и боялся пропустить красоты Южного Урала. Чебаркуль, Миас, скоро Златоуст. Так и не сбылась моя мечта побывать на горе "Таганай" - великана южно-уральского хребта. А ведь мы с Толей и Юркой Обогреловым серьезно готовились летом 1938 года сделать восхождение на "Таганай". Была соответствующая литература, карты-схемы, снаряжение и список необходимых продуктов в дорогу. И вот он, справа по ходу поезда, величаво возвысил свою вершину, кажущуюся такой близкой, - красавец "Таганай". Поезд идет по изгибым реки Юрезань - живописным местам Урала. В Уфе и Куйбышевевыбегаю на вокзалы , покупаю газеты, мороженое и приношу кипяток в банке. По тем временам кипяток в дороге - основа питания. Мама позаботилась, напекла в дорогу мне шанежек и разных пирожков, наварила яиц и мяса. Отлично! Я еду в Одессу! "Жемчужина у моря" - так пелось в какой-то песне. В дороге, я помню, ждал как буду пересекать Волгу и Дон. Раньше мне приходилось ее [ реку Волгу ] пересекать только у [ города ] Горького. Но Волгу переезжал по мосту у Сызрани ночью и ничего не видел, а вот Дон увидел после станции Лиски. Я ждал Дон после только что прочитанной книги Шолохова "Тихий Дон" и мне очень его хотелось увидеть самому эти места.

[ том 1, лист 13 ] В Харькове пересадка. В огромном вокзале, в кассе для транзитных пассажиров я быстро и удачно закомпостировал билетна поезд до Одессы. Оставшеесяя время до отхода поезда отдал для осмотра города. На трамвае доехал до центра, где громадой высилось здание дома Советов. На площади перед ним, на сером постаменте, стоял английский танк "Рикардо" - трофей гражданской войны. Так и запечатлелся в моей памяти вид этой площади и многоэтажная громада здания дома Советов в Харькове. И когда много позднее, в сводках Совинформбюро или немецкого командования, сообщалось о боях под Харьковом, я всегда видел эту картину большого города.

Новые пассажиры в поезде заметно изменились, всюду слышался украинский акцент, говор был певучий, особенно у женщин. На станциях много народу, продавались яблоки, вишни на ветках, семечки. Все мне было интересно и я жадно смотрел глазами путешественника. Днепр переезжал ночью у [ города ] Кременьчуга, но я не спал дожидаясь этот исторический для меня момент. Но за окном только прогромыхали фермы стального моста, да в бликах луны сверкнула вода великой реки.

Рано утром поезд подходил к Одессе. Я опять не отходил от окна, пытаясь увидеть море. Но его можно было только угадать по журавлиным шеям портовых кранов, видневшихся из-за низких домиков пригорода Одессы.

Здравствуй, Одесса!
 

Дополнения и комментарии:

Общее по поводу воспоминаний:

  1. Первый том воспоминаний написан в 1986 году, когда моему деду было 64 года. Однако лист с оглавлением был вписан позднее, в 1995 году. К сожалению, к этому времени здоровье деда пошатнулось. Отсюда некоторая непоследовательность в написании содержания и ошибки. Это также видно по дрожащему почерку - возраст брал свое.
  2. Имя Гусевского мне удалось найти в ОБД Мемориал.
  3. Имя Микова Анатолия Ивановича, мл. лейтенант упр. 3 ШАК, летчик 624 ШАП, 308 ШАД, можно найти в базе данных о погибших военнослужащих РККА. Он погиб 05 июня 1943 "при катастрофе самолета аэр.Волынцево". Похоронен в совхозе Волынцево Тульской области. Отец - Иван Дмитриевич Миков.
  4. На обороте фотографии, наклееной на лист 2, видны на просвет написанные чернилами фамилии учеников. Надо будет исследовать и переписать.

Упомянутые места и селения:

Вокруг да около:
  • ПЕТУХОВО, районный центр в Курганской области, в 178 км к юго-востоку от Кургана. Расположен на Ишимской равнине. Железнодорожная станция на Транссибирской магистрали (линия Курган - Петропавловск). Население 14,3 тыс. человек (1992; 12,2 тыс. в 1979).
      Основан в 1892 как пристанционный посёлок Сибирской железной дороги; был крупным складским и переселенческим пунктом; позднее в состав П. вошёл посёлок Юдино (основан в 1779). В 1903 построен литейно-механический завод. Город - с 1944. В современном П.: заводы - железнодорожного оборудования, литейно- механический, кирпичный; птицекомбинат; элеватор. Центр сельскохозяйственного района.
  • Новая власть и народные массы испытывали потребность в сакрализации революции и ее деятелей. Потребность эта перешла позднее в уникальную форму идолопоклонства: «…очевидно, народные представления о власти даже в большей степени, чем прежде, формировались на основе культово-реликтовой формы мировосприятия» [Булдаков, 1997, 270]. На собраниях рабочие коллективы принимали решения о сборе средств на создание памятника и отправляли в центр уполномоченных для приобретения скульптурных бюстов и фигур вождя. Так, приняв решение об установке памятника, бюро Петуховского горкома направило в Ленинград Ковача, который приобрел гипсовый бюст вождя неизвестного, но явно профессионального скульптора. Литейщики И. Мохначев и А. Г. Деревяшкин после ряда проб отлили бюст в бронзе, и он был поставлен на привокзальной площади села Юдино (ныне г. Петухово Курганской области) [см.: Полещук, 1987, 4—34]. Памятник был установлен на братских могилах красногвардейцев и, следовательно, играл роль надгробия. источник: Провинциальный монументализм: первые памятники В. И. Ленину на Урале в 1924 — 1926 гг.
  •  Рахлин Феликс Давидович: "ЗАПИСКИ БЕЗ НАЗВАНИЯ". Там описано пребывание в поселке Юдино/Петухово летом 1943 года.

Фотокопии листов
(большие!)
том 1, обложка
том 1, содержание
том 1, титульный лист
том 1, лист 1
том 1, лист 1 оборот
том 1, лист 2
том 1, лист 3
том 1, лист 4
том 1, лист 5
том 1, лист 5 оборот
том 1, лист 6
том 1, лист 7
том 1, лист 8
том 1, лист 9
том 1, лист 10
том 1, лист 11
том 1, лист 12
том 1, лист 13

tracker