egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

Климов Василий Михайлович. Воспоминания. №2.

Предыдущие части воспоминаний моего прадеда Климова Василия Михайловича (1891 - 1978): 1-я ; 2-я ; 3-я ; 4-я ; 5-я ;
Орфография и стиль сохраняются.



Мое учение
В Павловске я окончил двухклассное министерства просвещения училище, 3 года обучения - первый класс и 2 года обучения еще - второй класс. Учился неплохо, каждый год переходил из класса в класс, изредка получал похвальные листы. Первые 3 года меня обучала учительница Мария Яковлевна Сафонова. Учительница ласковая, заботливая, ко мне всегда относилась хорошо. Когда и как я обучился счету - не знаю. Знаю, что в 4-м и 5 классах, где изучались дроби, сложное тройное правило, пропорции, я осилил легко, легче других сверстников.

После окончания двухклассного училища отец решил поместить [меня] для дальнейшего обучения в Оханское городское 4-е кл. училище. Со стороны отца - это был героический подвиг. Немногие обучались дальше нашей местной школы дети рабочих завода. Только дети учителей, служащих конторы завода обучались в гимназиях, в реальном училище. Из местных со мной в Оханском городском училище обучались только два человека: Каменских Иван и Николай Гусев.

Предполагалось, что меня примут сразу не то в третий класс, не то во второй. На деле оказалось, что я еле-еле поступил в первый класс. Держал приемные экзамены. Видимо на них показал слабое развитие и слабые навыки письма. Это вполне возможно. По развитию я от многих сверстников отставал, не смотря на то, что он для меня являлся повторным. Нелегко было нашей семье отрывать от своего бюджета ежемесячно от 2 до 3 руб. на мое содержание в Оханске. Мать часто высылала мне посылки со своими постряпушками. Редко мне препадала мне горячяя пища, живя в Оханске, в дали от своей семьи.

Наконец, четвертый выпускной класс. Я успевал в учении неплохо, ждал выпускных экзаменов. И вдруг, за 3 месяца до выпускных экзаменов случилась беда, меня исключили из училища. Произошло вот что. В нашем классе был ученик Зобачев, он каким то образом был связан с партийной организацией, какой не знаю. Под его руководством мы в классе организовали сбор книг революционного содержания, получилась изрядная библиотека. Книги для чтения стали давать ученикам, не втянутым в наш кружок и гимназистам. Наши действия не ограничились только библиотекой. Узнали как варится гектографическая масса. Сварили, стали печатать на гектографе революционные песни и стали их распространять на рынке среди крестьян, подбрасывая их в сани проезжавших. Все наши "революционные шалости" стали известны полиции.Меня и двух других моих товарищей - Евстигнея Пьянкова из Очера и Гладкова из Новоильинска вызвали на допрос в полицию, допрашивал сам исправник. Педсовет училища сбавил нам троим поведение до трех. После этого мы пустили подписной лист и по нему стали собирать деньги в пользу арестованного ученика Зобачева. Это наше мероприятие тоже стало известно полиции и администрации училища, нас исключили из числа учеников за чтение противоправительственных книг.

Трудно передать мои тяжкие переживания, вызванные исключением из училища. Я просто потерялся, ходил, думал-думал о своем положении, ни за что не хотел взяться.

[Том 3, стр. 406.]
Большие неприятности своим исключением я причинил своим родителям. Отец ожидал от меня какой-то помощи после окончания училища. Я не оправдал его ожидания. Первое время он мне ничего не говорил, не упрекал. Потом стал упрекать: "Ходит руки в брюки, ему хоть бы что," - так не раз говаривал мне в ответ на мои переживания.

Наконец, кто-то надоумил отца подать заявление директору народных училищ с просьбой допустить меня до выпускных экзаменов училища на ровне учащихся его. Разрешение последовало. Вернулся я и Евстратий Пьянков в училище, мы оба успешно выдержали экзамен и получили документы об окончании.

А дальше что, куда податься? Училище никаких прав не дает. В Перми при первом городском 4-х классном училище функционируют курсы подготовки учитилей начальных классов. Нынче, в 1907 г., курсы одногодичного срока обучения переводятся на программу с двухгодичным сроком обучения. Курсантам земство выплачивает стипендию в размере 10 руб. в месяц. Поступить на курсы решаю я. Родители не возражали. Собираю документы, пишу заявление. Еду в Пермь, надо спешить сдать документы, т.к. прием ограничен, берут на курсы только 20 человек. Месяц - июнь, занятия с 1 сентября.

В первом городском училище узнаю, что все начальство в отпуске, на курортах. Документы для приема на учительские курсы принимает священник отец Евграф, он же настоятель богоявленской церкви, законоучитель городского училища. Нахожу квартиру отца Евграфа, захожу на кухню сообщить о своем прибытии отцу Евграфу. Вскоре он вышел ко мне на кухню. У нас с ним происходит такой диалог:
  • Злравствуйте, батюшка! Вот привез заявление на курсы.
  • А ты почему под благословение не подходишь? (говорит тихо, старческим голосом)
Я стараюсь исправится, подставляю свои руки, да [?] ладонями вниз.
  • Да ты и под благословение не умеешь подходить. Кто у вас был законоучитель.
  • Не приходилось мне, батюшка, подходить под благословение.
  • А крещеный ли ты?
  • Православный я, батюшка, вот мои документы.
  • Что документы, есть ли на тебе крест?
  • Есть, батюшка.
  • Ну-ка, покажи.
Я шарю на шее крест, конечно, не нахожу его. Давно я уже порвал с религией.
  • Нет, батюшка, видимо в бане оставил.
  • Нам не надо неверующих учителей, идите.
  • Да вы, батюшка, документы возьмите.
  • Документы возьму, принимать не будем.
Действительно подходил сентябрь. Все знакомые ребята, которые со мной подавали заявление на курсы, получили приглашение приехать. У меня аттестат не хуже их, а извещения нет. Наконец, около 15 сентября получаю приглашение прибыть. Оказывается кто-то из зачисленных не прибыл, оказалось свободное место. Мои товарищи посоветовали инспектору вызвать меня, документы у меня хорошие.

Я приехал. Таким образом, с препятствиями со стороны священника я поступил на курсы по подготовке учителей начальных классов.

[Том 3, лист 408]
Основная задача подготовительных курсов была научить нас (курсантов) как обучать детей счету, письму и чтению. Для нашего общего развития в программу курсов были включены такие предметы, как психология, экономическая география, история, физика и химия и конечно, педагогика. Слабой стороной в нашем обучении было то, что мы не изучали окружающий нас мир, мы ни одного раза не вышли на экскурсию на предприятия города, в природу. Нам изредка давали контромарки в городской театр, допускали на генеральные репетиции оркестра. Педагоги курсов внушили нам, что мы по подготовке не уступаем выпускникам учительских институтов, поэтому самомнение у нас было большое. Однако, прийдя на работу, начальство нас не особенно ценило. Окончил я курсы в 1909 году и осенью этого года поступил на работу учителем в школу Оханского уезда: дер. Рыжково.

Мои первые шаги в работе учителем
Рыжковская начальная школа - мое начало работы учителем. Деревня Рыжково, Зюкайской волости, насчитывала 12 дворов жителей. В окружении , в 2-3-5 километрах от Рыжково был ряд таких же маленьких деревень. Школа однокомплектная, 3 класса, один учитель, учеников 20-30 человек, не свыше. Три года я провел в этой школе. Вначале очень скучал, потом познакомился с учителями других школ, свыкся. В обучении я не испытывал больших трудностей, скоро научился организовать процесс в условиях в одну смену с тремя классами. Новостью для меня, как заведующего школой, вести переписку с земской управой, с инспектором педагогических училищ. Каждую бумажку я обдумывал, по несколько раз переписывал, пока посылал по назначению. Сказалось то, что на курсах на эту тему не было обращено соответствующего внимания. С первого года работы учителем я пристрастился к чтению газет, политических журналов. Выписывал газеты левого направления, выписывал журнал "Русское богатство", издаваемые писателем Короленко. Не знаю, это обстоятельство, ил что другое, но я скоро почувствовал слежку за мной со стороны полиции. Мой сосед по хате имел связь с волостным урядником и видимо сообщал ему - куда я выезжаю, кто у меня бывает.

В политической партии я не состоял, не знаю были ли какие-нибудь партии в окружении. Иногда ко мне на квартиру заходили административновысланные, хотели со мной завязать связи. Я боялся их, не доверял им, никаких дел с ними не имел.

В 1912 г. мне исполнилось 21 год, я призывался к военной службе. Как учитель был освобожден несения её. После этого решил жениться.

В мае 1912 г. с учительницей Одуйской школы в Павловске Галиной Христофоровной Рычиной обвенчались. Свадьбу справили в Оханске, к этому времени мои родители жили уже там.

Мало нам пришлось с Галиной Христофоровной жить вместе. В 1913 - 1914 годах мы с ней жили и работали в деревне Болантурово [?], Кленовской волости, Оханского уезда. Летом 1914 года у нас родилась дочь Елена. Мы переехали работать в Сапоговское [?] училище, Островской волости, стремились устроиться ближе к Оханску, к месту жизни моих родителей.

Летом 1915 года меня взяли в армию, шла война с Германией. Галя с девочкой Леной осталась одна. Зимой этого же года Галя приезжала ко мне в Пермь на свидание, видимо простыла, заболела воспалением мозговых оболочек. Меня, рядового 163 полка, отпускали домой, попроведать больную жену. Жена была без сознания. Скоро умерла, меня на похороны ее уже не пустили. Похоронили Галю на кладбище в Оханске. Лена осталась в возрасте одного года на попечении бабушки, моей матери Екатерины Григорьевны. Не менее 10 лет воспитывалась Лена у бабушки. Я за это время ходил по полям империалистической войны, работал в Верещагино, потом в Свердловске. Лена появилась в нашей новой семье только в Свердловске, примерно в 1928 - 1929 годах. Об этом напишу позднее.


далее: Часть 3-я...

Дополнения и комментарии:

Общее по поводу воспоминаний:

  • Интересно, что я скорее почти согласен с отцом Евграфом... :о)

Упомянутые места и селения:

Вокруг да около:

Фотографии:


 Аттестат об окончании Оханского городского 4-х кл. училища, 1908:
Свидетельство об окончании педагогического училища

Свидетельство о пребывании на курсах пчеловодства, 1909:
Свидетельство о пребывании на курсах пчеловодства

Свидетельство об окончании 2-х годичных педагогических курсов в г.Пермь, 1910:
Свидетельство об окончании педагогического училища
tracker
Tags: воспоминания, прадед
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments