egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

Климов Юрий Васильевич. Воспоминания. №26.

Мой дед, Климов Юрий Васильевич (1922-2002), оставил 3 тома воспоминаний о своей жизни. Всего, наверно, около 1000 страниц формата А4. Плюс много фотографий. Воспоминания моего прадеда (отца моего деда) - Климова Василия Михайловича (1891-1978) - вот здесь.

Все опубликованные части: 1-я ; 2-я ; 3-я ; 4-я ; 5-я ; 6-я ; 7-я ; 8-я ; 9-я ; 10-я ; 11-я ; 12-я ; 13-я ; 14-я ; 15-я ; 16-я ; 17-я ; 18-я ; 19-я ; 20-я ; 21-я ; 22-я ; 23-я ; 24-я ; 25-я ; 26-я ; 27-я
 

    [ том 1, лист 189]

    ОСВОБОЖДЕНИЕ ЕВРОПЫ

Между тем Ясско-Кишиневская операция войск 2и 3 Украинских фронтов стремительно развивалась. Наши войска, форсировав Дунай, устремились через Румынию и Болгарию, Венгрию и вышли к границе Югославии, а также завязали бои за освобождение Будапешта.

Лёжа в санчасти я видел, то батальон 88 ОРБ готовится к маршу. Предстояла передислокация на новое место. Основному составу предстояло пешим маршем пройти около 200 км в Румынию. Я должен был двигаться в составе хозяйственной роты, в конном обозе.

Перед самым отправлением, командир взвода т.Житовоз, отправил меня ездовым на пароконной бричке в г.Тирасполь на армейский склад за получением имущества для батальона. По дороге, которая проходила вдоль бывшей зоны УРа вдоль Днестра, то и дело попадались доты, взорванные нашими пограничниками еще в 1941 году, когда их пришлось оставлять под натиском врага.

На складе в Тирасполе я обменял свою винтовку на новую снайперскую винтовку. Старшина, который отпускал для нас положенное количество оружия, долго не соглашался дать винтовку с оптическим прицелом, но после того, как я отдал весь свой запас махорки, согласился с этим. Моя мечта иметь снайперскую винтовку сбылась наконец. Любовь к оружию у меня с детства., с той поры как мы в Петухово охотились на уток и косуль. Иметь хорошее ружье для охотника это - всё. Каждый хвастался друг перед другом точным и резким боем своего ружья. Это зачастую закачивалось [ том 1, лист 190 ] тем, что расстреливали в воздухе подброшенные фуражки и шапки.  Нас можно было узнать по изрешеченным головным уборам.

Батальон был построен а плацу в школьном дворе хутора Ближний. Роты образовали каре, в центре которого стоял командир Черных и его заместитель Пехота. Оглашен приказ на движение, разъяснен порядок перехода и колонна двинулась в путь.

Хозяйственная рота замыкала колонну. Таким образом за неделю, минуя Каушаны, Бессарабку, Комрат и Белград, мы наконец попали в город Рени, а берег Дуная. Однако, нас вскоре перебросили в город Галац, где дислоцировались в районе речного порта. День и ночь, работая в три смены, грузили баржи и речные суда боеприпасами, продовольствием и прочими грузами для фронта, которые нужно было выгружать из железнодорожных вагонов, т.к. европейская колея не позволяла использование советского подвижного состава.

Город Галац - небольшой румынский городок на Дунае, чистый и уютный. Он запомнился мне тем, что только там и тогда я узнал л неудавшемся покушении на Гитлера. Как же мы жалели, что не удалось ухлопнуть его. Верили, что в случае его смерти - войне конец.

Командование батальона, зная что я немного разговариваю по-румынски, освободило меня от разгрузочно-погрузочных работ в порту и давало отдельные поручения по городу. Помню, что вместе с командиром отделения, сержантом Комаровым (он был из Владимирской области, учитель средней школы в г.Ковров), мы ходили покупать в магазин советский флаг, на шелковом полотнище которого было изображение серпа и молота. Поражало обилие товаров из текстиля, шерсти, манувактуры шелковой и хлопчатобумажной, и, главное, как быстро реагируют торгаши на [ том 1, лист 191 ] возросший спрос на различные товары со стороны русской армии, на её вкусы. Вот и эти советские флаги были в ходу. Купил себе "кубанку" - шапку, которая пользовалась спросом у всех конников, да и вообще у всех, кто пришел сюда с Дона и Кубани или Кавказа. В Галаце сделал фотографию - снялся в "кубанке" со снайперской винтовкой и послал её в Петухово родителям.

Обилие промтоваров и продуктов и фруктов нас просто поражало. Откуда это в такое трудное время войны. Правда, и их цена была на румынские леи очень дорога для простых людей, но всё есть. Советские деньги были в ходу. Их принимали во всех платежах по стоимости 100 лей - 10 рублей. Если в Тирасполе, неделю назад, крынка молока стоила 80 рублей, а буханка хлеба 120 - 130 рублей, то теперь эти же продукты на советские деньги стоили не более одного рубля! Разумеется, все кто имел рубли сразу пустил их оборот. Покупали колбасы, сало, фрукты, вино. Покупали одежду и обувь, материалы из шерсти и шелка для отправки их на родину.

К концу  нашего пребывания - все из магазинов исчезло. Цены взвинтились до астрономических порядков. В Галаце, в первые две недели, мне поручили организовать доставку печеного хлеба из местной пекарни. Для этого я должен был отвезти им муку по определенному весу, а взамен привозить печеный хлеб. Но какой это был чудесный хлеб! Маленькая паленица весом 400 грамм. [ том 1, лист 192 ] Она поедалась нашими солдатами за один присест!



Не обошлось без "международного" конфликта с владельцами частной пекарни. Дело в том, что наша мука была плохого качества, с примесями, иногда ржаная, иногда - ячменная. Припек по советским нормам полагался 100% от веса муки, т.е. в двое больше чем вес муки. Хозяин доказывал, что это невозможно, что это - грабеж. Муку нашу он не мог использовать для выпечки хлеба, видимо, технология и оборудование не позволяли это делать. Но власть - есть власть, да ещё военная, да ещё идеологически отрицающая частный капитал. Поэтому он счел благоразумным мне не перечить и по-прежнему выдавал положенную норму чудесных палениц!

Ещё одно событие держит моя память, связанное с пребыванием в Галаце.
Однажды, я срочно был приглашен в штаб в качестве переводчика. В штабе со слезами на глазах и что-то пытаясь рассказать дежурному по караульной службе сидели мужчина и женщина пожилого возраста. Общими усилиями и моей помощью было понято, что они жалуются на ночное ограбление их лавчонки советскими солдатами. Дежурный по караулу, я и два бойца отправились на место происшествия. Их небольшой магазинчик был расположен на первом этаже двухэтажного домика, в конце улицы, недалеко от штаба, в зоне нашего расположения и расквартирования, которая патрулировалась нашими патрулями. Хозяева жили на втором этаже, над своим магазином. Их лавка была неболшой и торговала исключительно бакалйным товаром, вином.

Лавка носила на себе следы погрома. Соль, крупы и др. были рассыпаны по полу. Хозяева не стали много наговаривать, но сказали, что торговать стало трудно, нет товаров. "Товарищулы", пригрозив им оружием, взяли полтора десятка ящиков с [ том 1, лист 193 ] мармеладом, да пару ящиков с вином. С их слов можно было понять, что солдаты были в форме танкистов - комбинезоны и танкистские шлемы. Возглавлял их молодой офицер в зеленой шинели. Я тут же, на полу, нашел оторванную пуговицу со звездой и отломанной душкой. Видимо пуговица обломилась (она была из пластмассы), когда они грузились ящиками. Было не трудно догадаться, что это дело рук танкистов, которые стояли уже второй день, дожидаясь транспорта для разгрузки своих танков на жел. дор. эшелон на узкую европейскую колею. Патруль даже знал, вернее видел, как ночью танкисты зашли в дом на нашей улице. Короче говоря, их доставили "тепленькими" в наш штаб и учинили допрос. У молодого старшего лейтенанта на шинели не хватало пуговицы. Держалась одна душка от неё на нитках. Трое танкистов сидели повесив головы. В начале, они полностью отрицали свою причастность, но потом, после предъявления пуговицы и опознания их хозяином магазина признались в содеянном. Но мы не прокуратура. Хозяев отправили, сказав, что "грабители" будут наказаны. Ребята раскаявшись, стали просить их отпустить. Едут на фронт, и что ещё будет впереди - неизвестно. Решили отпустить, но доложить их командиру эшелона.  

Дополнения и комментарии:

Общее по поводу воспоминаний:

  1.  

Упомянутые места и селения:


Вокруг да около:
  • О


tracker
 
Tags: воспоминания, дед
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments