egorka_datskij (egorka_datskij) wrote,
egorka_datskij
egorka_datskij

Климов Юрий Васильевич. Воспоминания. №15.

Мой дед, Климов Юрий Васильевич (1922-2002), оставил 3 тома воспоминаний о своей жизни. Всего, наверно, около 1000 страниц формата А4. Плюс много фотографий. Воспоминания моего прадеда (отца моего деда) - Климова Василия Михайловича (1891-1978) - вот здесь.

Все опубликованные части: 1-я ; 2-я ; 3-я ; 4-я ; 5-я ; 6-я ; 7-я ; 8-я ; 9-я ; 10-я ; 11-я ; 12-я ; 13-я ; 14-я ; 15-я ; 16-я ; 17-я ; 18-я ; 19-я ; 20-я ; 21-я ; 22-я ; 23-я ; 24-я ;
 

Правда,в феврале - марте 1944 года в небе всё чаще стали появляться отдельные самолёты со звездами на крыльях, которых жестоко обстреливали немецкие зенитные автоматы. Это были ИЛ-2 или ПЕ-2 и цель их была - разведка. Прилетали они чаще всего днем с моря и бомбометанием по аэродрому (основному) и, тем более, ложному не занимались. Говорили, что несколько налетов было на немецкие и румынские суда в море и в одесском порту, но результаты их были не велеки.

Одеситы знают случай, когда над портом был подбит советский самолет, летчик выпрыгнул с парашютом над морем. Немецкие военные катера его подняли, но он был мертв. Этот случай запомнился тем, что румынские власти организовали его похороны, вполне легально, с процессией на  кладбище.О похоронах сообщали "Одесская газета" и "Молва". Этот жест был расценен нами: "Смотрите, Вы, руские, какие мы справедливые. Уважаем даже врага, погиьшего в бою!"

Работая в учхозе, который находился в близи одесского аэродрома, я неоднократно наблюдал катастрофы с немецкими, румынскими и даже итальянскими военными самолётами.

[ том 1, лист 136 ] Однажды, случилось так, что я стал свидетелем редкого случая: столкновения двух самолётов, идущих на встречных курсах. взлетал немецкий бомбардировщик "Хенкель-111", а в это время заходил на посадку "Ю-52". На моих глазах в небе возник огромный факел...
Видел как отлично горел новейший немецкий воздушный гигант - "Ме-323". Это был 6-ти моторный винтовой супер-самолёт, поднимавший в воздух до 200 человек. Когда он взлетал, то, казалось, зависал в воздухе, моторы яростно сотрясали всё в округе. Он появился в начале 1944 и привлекал (внимание) своими размерами, невиданными до тех пор. И вот, такой "красавец" рухнул на самом взлёте, похоронив под своими обломками свыше 200 солдат-румын, которых отправляли в то время в Крым противостоять натиску Советских войск.

Однажды осенью, в густом тумане, разбился итальянский транспортный двухмоторный "Фиат", налетев на брющем полёте на лесополосу нашего хозяйства. Самолёт развалился на части прежде чем сгореть. Потом мы находили разные вещи, которые он доставлял в Одессу. В основном, это были оружейные охотничьи патроны 12 калибра с дробью №3. Мы их собирали сотнями в ярких коробках и красивых гильзах из картона. Зачем им нужны были эти патроны - осталось неизвестным. Видимо, собирались охотиться на фазанов в горах Кавказа. Тогда же, я нашел отличную белую цигейку от лётной куртки. Ольга сшила из неё красивую "кубанку" и носила её зимой.

Летом 1942, на наше поле за "гарманом", сделал вынужденную посадку немецкий транспортный "Ю-52" с тремя моторами. Самолёт был необычный. Он имел огромное "кольцо", радиусом по размаху крыльев.  Его назначение и работа - искать подводные лодки под водой или мины якорные.  Принцип работы такой же, как у миноискателя - индукционный. [ том 1, лист 137 ] все, кто работал в поле, сбежались посмотреть на это чудо немецкой техники. Тогда, чтобы разогнать толпу, немец-пилот развернул турель крупнокалиберного пулемёта и дал длинную очередь над головами собравшихся. Только тогда, поняли, что он хотел внушить людям.

Между тем, фронт всё ближе подходил к Одессе. Новый год я встречал в семье Голен. Скромно поужинали. Старики улеглись спать в малой комнате. Мы с Ольгой сидели в большой на диване и думали и гадали, вспоминали прошлое. За стеной в соседней квартире, были слышны голоса сыновей нашего домуправа. Это были взрослые уже ребята, работали в городе. Кроме них явственно была слышна речь чехословаков их чехословацкой дивизии, служивших у немцев. Они появились в Одессе недавно, и шел слух, что многие из солдат и офицеров перешли на сторону Красной Армии. Немцы им теперь не доверяли и держали в тылу. Было очевидно, что эта молодая компания собралась для встречи нового 1944 года. Играл патефон, и в комнате всё явственнее нарастал тот шум, который появляется после первых стопок вина. Ольга ушла спать и я остался один на диване. Ровно в полночь раздались ружейные залпы, небо расцветилось трассирующими пулями, разноцветными ракетами. За стеной произносили тосты: "За победу!", "За мир!" Потом запели песню о крейсере "Варяг": "Наверх Вы, товарищи, все по местам, последний парад наступает." Я понял, что эти чехи и наши ребята хорошие ребята, свои люди.

В январе - феврале румыны начали вывозитьиз города всё ценное оборудование, машины и станки, автомашины и трамваи. Было ясно, что они готовятся оставить город. В городе появилось много немецких военнослужащих, моряков. В марте месяце я перестал бывать в учхозе. Всё равно, кроме сторожевой работы или скотником ничего не было. На наряд выходили только постоянно [ том 1, лист 138 ] занятые. Бригадир Лихидченко, в связи с приездом сына, пьянствовал. Сын приехал к родителям в немецкой форме. Оказывается, он ещё в 1942 году попал в плен и там его сумели завербовать в армию Власова... Наш бригадир не знал куда девать свои глаза, до того ему неловко было за своего сынка.  Вера, Надежда, Люба и Софья открыто ругали за предательство брата. Он также быстро исчез, как и появился в учхозе.

В конце марта появился приказ, в котором сообщалось, что власть в городе передаётся немецкой комендатуре и в городе вводится комендантский час, запрещающий хождение без пропусков с 20:00 до 07:00. За любое нарушение - расстрел. На прощание румынская администрация дала совет: окна домов должны быть закрыты ставнями, а все входные двери держать постоянно открытыми...

Через город стали двигаться обозы беженцев. Бежали полицаи из Ростовской области, из Запорожья, Никополя, Милитополя и Кубани. Много было разных кавказских народов. Все казачьи формирования носили немецкий мундир, поверх которого носили казачьи бурки и, конечно, папахи. У многих на поясетрадиционные кинжалы. Одесситы были уже много наслышаны от людей, бежавших назад, что самые головорезы - это казаки с Кавказа. Это они оцепляют целый район и всех выгоняют и отправляют на запад. Всех оставшихся расстреливают на месте без суда и следствия. Вот их то и стали бояться больше всех. На 3-й станции Большого Фонтана есть новая 3-х этажная школа. Оказывается, она была доверху набита разными носильными вещеми, бельём, рубашками, платьями, костюмами, обувью, пальто и прочими вещами, которые были собраны со всей Европы после уничтожения французов, бельгийцев, поляков, евреев, чехов и словаков. [ред. - "Нам в санатории помогали местные украинки, они рассказывали о десяти тысячах убитых. Жертв в любом случае было очень много, мы это поняли, когда через несколько недель после нашего прибытия в Звягеле открылся огромный одежный склад национал-социалистического благотворительного общества (NSV)." ] Казаки-полицаи стали продавать или менять на [ том 1, лист 139 ] эти вещи. Некоторые из них были в запекшейся крови, некоторые имели пришитые "звезды Давида" - шестиугольные знаки, которые теперь можно увидеть на флаге Израиля. Одежда и обувь были красивы и модны, казаки и власовцы наладили сбыт награбленным вещам, не гнушались ни чем.

В городе теперь хозяйничало Гестапо. Однажды, на Преображенской, я был свидетелем того, как немецкие фельджандармы конвоировали группу немецких солдат, вернее лиц одетых в немецкую форму. Они брели, повесив головы, измученные и голодные.  Это на меня произвело впечатление ещё более угнетающее. Видимо, это были задержанные дизертиры и их ждала тяжелая судьба. Было известно, что фашисты жестоко расправлялись с такого рода лицами.  Вот, думалось мне, звери, даже своих родных немцев не щадят. Где же им найти чувство сострадания к русскому народу.

В городе нередко можно было встретить на дверях входа в кафе или бодеги табличку с надписью "Только для немцев". Эти таблички, вызывавшие у русских и украинцев жгучее чувство ненависти к оккупантам, можно было встретить на вагоне трамвая, на отдельных комнатах вокзала, туалета. У немцев был в городе отдельный клуб - ночное кабаре "Дойче Екке". Разумеется вход для русских туда был запрещен. Удивляло и то, что даже уборные они делили на две половины. Одна предназначалась для господ офицеров, другая для немецких солдат.



Дополнения и комментарии:

Общее по поводу воспоминаний:

  1.  

Упомянутые места и селения:


Вокруг да около:
  • О


tracker
 
Tags: воспоминания, дед
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments